Марат Туша
МирШоу-Бизнес и Культура

Первое интервью писателя Марата Туши для российской прессы

295views

Интервью писателя Марата Туша, автора нашумевшего сюрреалистического романа «Ножка цапли» — корреспонденту журнала «Pride» Татьяне Королевой.

Корреспондент — Добрый день, Марат. Спасибо, что вы согласились дать нам интервью.

Марат Туша — Пожалуйста, вообще-то вы, Татьяна, — первый журналист, кому я решился дать интервью. Меня попросил мой друг, писатель Борис Берш. Он очень много сделал для меня, можно сказать, спас мне жизнь. Но сейчас я не хочу об этом говорить.

Корреспондент — Я вас поняла, скажите, Марат, как давно вы начали писать книги?

Марат Туша — Давно. Мне кажется, я все время писал. У меня в доме стоял большой кованый сундук, набитый моими рукописями. Но пять лет назад я сжег их все.

Корреспондент — Сожгли, почему?

Марат Туша — Знаете, Татьяна, это было что-то вроде ритуала. Ритуала творческого очищения. В тот момент я задумал написать свой большой роман «Ножка цапли». Но меня несколько тяготил груз предыдущих образов. Они разговаривали со мной почти каждую ночь. Мы спорили, искали, короче, точки соприкосновения. Но в один прекрасный момент я пришел к выводу, что герои моих предыдущих новелл, рассказов и романов только тянут меня в бездонную пропасть. Мне трудно описать свои ощущения.

Корреспондент — Значит, на написание романа «Ножка цапли» у вас ушло целых пять лет?

Марат Туша — Да, пять долгих лет и килограммы бумаги.

Корреспондент — Кстати, насчет бумаги, ваш друг, Борис Берш по секрету сказал нам, что вы по-старинке работаете на печатной машинке, это не шутка?

Марат Туша — Нет. Я люблю живой текст, я чувствую его объем и дыхание, к тому же, мне так удобно редактировать. Некоторые главы я пишу карандашом на бумаге, а только потом перепечатываю.

Корреспондент — Если не секрет, какой марки ваша печатная машинка?

Марат Туша — «Любава». Хороший аппарат. Выпускался по немецкой лицензии. Ее, кстати, мне подарил Борис. До этого я предпочитал карандаш и бумагу.

Корреспондент — Странно, мне кажется, Марат, вы слегка старомодны.

Марат Туша — Просто я привык делать то, что считаю для себя удобным, Татьяна. Не люблю компьютеры.

Корреспондент — Ну хорошо, Марат, давайте вернемся к вашему роману, скажите, почему такое странное название?

Марат Туша — «Ножка цапли» — это символ, который многое объясняет и не объясняет совершенно ничего.

Корреспондент — Как может такое быть, Марат?

Марат Туша — Я несколько иначе вижу свой роман, Татьяна. Он для меня не просто набор слов, предложений и цитат, объединенных неким сакральным смыслом. Это нечто большое и объемное. Вроде панорамного полотна, изображающего битву, или что-то в этом роде. Я не вижу начала и конца романа. Я вижу его цельным, единым, как китаец видит замысловатый иероглиф. Ножка цапли, с одной стороны, символ сопротивления мракобесию и любой форме власти человека над человеком, которым стремятся завладеть темные силы, с другой — просто никому не нужный иссохший кусок плоти болотной птицы.

Корреспондент — Тогда скажите, Марат, какая главная мысль вашего романа?

Марат Туша — Это очень трудный вопрос для меня, Татьяна. Я с ужасом ждал, что вы спросите меня об этом.

Корреспондент — Почему? У каждой книги есть идея. Что-то вы же хотели сказать читателю?

Марат Туша — Свобода.

Корреспондент — Свобода?

Марат Туша — Да. В последнее время мы напрочь забыли, что свобода — важное условие существования человека. Абсолютная свобода — даже в первозданном ее виде и понимании, лучше любой сытой формы существования в чреве жирного тирана.

Корреспондент — Вот это вы загнули, Марат!

Марат Туша — Гуманизм. Мне претит любая форма насилия, Татьяна. Особенно, когда насилие над человеком сопряжено с некими эфемерными государственными «интересами».

Корреспондент — Но ведь государство на то и создано, чтобы обеспечить нам…

Марат Туша — Государство всегда обеспечивает только свое собственное существование. Оно бесконечно воспроизводит самое себя, используя людей в качестве расходного материала.

Корреспондент — А как насчет религии, как нравственного регулятора общественной жизни?

Марат Туша — Религия — пережиток прошлого, который, словно нищая старуха тянется за человечеством на протяжении сотен лет, убивая все живое на своем пути. Она первая противится прогрессу, она ненавидит ученых и вольнодумцев и, главное, религия основное препятствие свободе. Уже давно пора забыть, стряхнуть со своих сапог все богов и божков и бежать прочь навстречу прогрессу, не оборачиваясь назад.

Корреспондент — И последний вопрос, Марат, чтобы вы хотели пожелать нашему журналу?

Марат Туша — На мой взгляд, главное, не забывать, что любое средство массовой информации только тогда интересно, когда оно независимо. Опять возвращаясь к свободе. Но, судя во вашему изданию вам можно не опасаться!

— Большое спасибо, Марат!

Общалась Това Королева

Leave a Response

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.